Доцент Финансового университета Геворг Мирзаян — о том, что стоит за критикой западных экспертов в адрес российской вакцины от коронавируса.

Если кому-то вдруг на секундочку показалось, что заявление Владимира Путина о создании в России первой вакцины от коронавируса под названием “Спутник V” вызвало радость и восхищение у наших западных партнёров, то партнёры очень быстро привели этих оптимистов в чувство. Американцы и европейцы не признают российское изобретение настоящей вакциной от коронавируса. “Между тем, чтобы иметь вакцину, и тем, чтобы доказать, что она эффективна и безопасна, большая разница”, — говорит главный инфекционист США Энтони Фаучи.

Основные претензии сводятся к тому, что предложенный Москвой продукт не прошёл необходимых проверок. “Вакцина была одобрена после менее чем двух месяцев испытаний на людях”, — возмущается “Голос Америки”. “Её опробовали лишь на нескольких десятках человек, часть из которых были военными, и, возможно, их принудили стать испытуемыми… Для сравнения: в США вакцины испытывают на 30 тысячах человек”, — продолжает ABC News. Так и только так можно выявить опасность или полезность любых вакцин — и поэтому, напоминает агентство “Рейтерс”, лишь 10% всех испытаний оканчиваются успехом. “Изготовление вакцины — это марафон, а не спринт”, — напоминает The Guardian. Западные эксперты намекают — Россия специально пропустила итоговое масштабное тестирование (которое называют “Фаза 3”) потому, что не сильно опережала конкурентов из других стран — а ей нужно было быть первой. “Если Россия действительно выйдет на рынок с первой вакциной от коронавируса, то это станет следствием не только её научных достижений, но и готовности к риску”, — пишет американская NBC.

На вопрос о том, зачем Кремль так рискует, у западных партнёров есть ответ. Даже три. Во-первых, по их мнению, российский президент хочет поднять рейтинг внутри страны. “Скажем прямо, Путину нужны победы — и победы на внутриполитической сцене, — говорит старший вице-президент Центра Карнеги Стивен Моррисон. — Он неверно отреагировал на всплеск эпидемии в России (поэтому, видимо, у РФ процент погибших от числа заболевших один из самых низких в Европе. — Прим. авт.), его экономика рухнула, он не может реализовать ни один из общественных дорогостоящих инфраструктурных проектов, которые он обещал в ходе последней предвыборной кампании”. Поэтому Путин, по его словам, “очень рискует — особенно если будут неблагоприятные последствия от приёма вакцины и если эти последствия попытаются скрыть”.https://7334435f63fe563dc74c13a37fc04c35.safeframe.googlesyndication.com/safeframe/1-0-37/html/container.html

Во-вторых, Россия поднимает свой международный статус — ведь весь мир нуждается в вакцине (на сегодняшний день эпидемия коснулась 20 миллионов человек, совокупное число болеющих коронавирусом превышает семь миллионов человек, а погибших от этой болезни — более 750 тысяч). Поднимает и в процессе, как считает Запад, вредит не только себе. Два десятка государств уже выразили готовность приобрести российскую вакцину и сделали предзаказ почти на миллиард доз, а президент Филиппин Родриго Дутерте выразил готовность стать первым, кому эта вакцина будет введена в его стране. По словам Стивена Моррисона, Кремль, по сути, соблазняет опасной вакциной небогатые страны (у которых не будет средств для того, чтобы закупать дорогие лекарства, произведённые по всем рыночным законам уважаемыми западными фармацевтами). “Сопутствующий ущерб от выпуска небезопасной и неэффективной вакцины серьезнейшим образом усугубит наши сегодняшние проблемы”, — говорит профессор иммунологии лондонского императорского колледжа Дэнни Альтманн. “Я крайне скептически отношусь к действиям Москвы — ведь если начать вакцинировать миллионы (а то и миллиарды) слишком рано, то эти действия могут отпугнуть людей от самого процесса вакцинации”, — поясняет министр здравоохранения Германии Йенс Шпан. Ну и, в-третьих, поспешность Москвы объясняется по знакомой методичке — Кремль хочет “подорвать веру в западную демократию” и навредить Соединённым Штатам. Дискредитировать их через демонстрацию неспособности быстро создать лекарство или заставить ускорить производство американской вакцины, наплевав на её безопасность — и тем самым опять же дискредитировать за счёт выпущенного Америкой некачественного продукта.

Сказки о “повышении статуса” и “антиамериканских действиях” оставим на совести западных партнеров. Что же касается заявлений о недостаточном уровне тестирования и о необходимом “марафоне, а не спринте”, то эта критика имела бы под собой основания — если бы не два маленьких “но”. Во-первых, да, Россия ускорила производство и отказалась от ряда тестов. Но ровно так же поступают и все остальные страны, пытающиеся создать вакцину (всего в мире сейчас разрабатывается более сотни различных вариантов вакцины). В преддверии возможной второй волны коронавируса никто не хочет ждать её год или больше (а ровно столько времени занимают все тесты, в том числе и на побочные эффекты от применения вакцины). Во-вторых, у Москвы были возможности для такого ускорения — отечественная вакцина делалась на основе препарата, подготовленного и протестированного от другого вируса.

Ни о каких “десятках протестированных” также речи не идёт — перед выпуском вакцины на рынок тесты пройдут на тысячах людей, причём не только в России. И если эти тесты завершатся успешно, то, как обещают российские власти, вакцина выйдет на рынок уже в сентябре. Сначала производство достигнет нескольких сотен тысяч доз в месяц, а к началу следующего года выйдет на несколько миллионов.

Life.ru

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here