К Киселевску сейчас приковано  внимание не только из-за экологических проблем. Во-первых, город готовится отметить свое 85-летие. Во-вторых, именно он вскоре станет центром проведения в регионе профессионального праздника День шахтера, а значит, будет принимать гостей со всего Кузбасса.

По сложившейся традиции к такого рода событиям из областного бюджета (и из федерального тоже) выделяются дополнительные средства, чтобы решить хотя бы часть проблем муниципалитета – благоустроить, ввести в строй социальные объекты, переселить людей из ветхого жилья. Конечно, задумка сама по себе очень даже неплохая, если учесть, что в другие дни большая часть выделяемых на аналогичные цели средств почему-то аккумулируется исключительно в Кемерове. Но не все бывает так гладко, как задумано. Вот и в этот раз кое для кого из киселевчан предстоящий праздник стал сродни трагедии.       

В соответствии с разработанным планом весной этого года стали переселять жильцов аварийного дома по улице Гагарина, 12.  Люди, получив компенсацию за недвижимость, съезжали из аварийного дома по мере приобретения жилья на вторичном рынке. Но радость справить новоселье обошла пенсионерку Наталью Борисовну Кравченко, которая проживает в квартире площадью 71 кв. метр вместе с опекаемой внучкой. Она единственная не приватизировала свое жилье, и в итоге ей почему-то ни денег, ни квартиры не досталось. Хотя, согласно ст. 89 ЖК РФ, пенсионерке обязаны предоставить квартиру не меньшей площади на общих для всех основаниях.

Нет, формальность власти соблюли, предложив ей перебраться в одну комнату, распложенную на пятом этаже многоквартирного дома. Даже если вывести за скобки все другие неправомерные нюансы, остается без ответа простой вопрос: как подняться на пятый этаж бабуле, которая даже сегодня с огромным трудом и с помощью «палочки» взбирается на свой второй этаж? Короче, остались бабушка и внучка в аварийном доме одни – без горячей и холодной воды, с уже разобранной крышей и разрушенными стенами.

Шли месяцы, все жалобы пенсионерки в различные инстанции добросовестно фиксировались, правда, в ответ поступали лишь отписки. Более многообещающими и конкретными стали лишь угрозы лишить ее опекунства над внучкой: неизвестные звонившие не без оснований утверждали, что ребенок «не может проживать в таких диких условиях». Правда, никаких вариантов для создания «цивилизованных условий», учитывая сложившиеся обстоятельства, при этом не предлагалось.

Другие претензии Надежде Борисовне как опекуну предъявить трудно. Небольшое знакомство с семьей позволило убедиться, что внучка под присмотром бабушки не голодает, учится почти на одни пятерки. Кроме того посещает английскую школу, многие кружки и т.д. Да, холодной воды в кране нет – это факт, так как все трубы уже вырезаны. Правда, на первом этаже она почему-то хлещет в полный напор. Кравченко при мне звонила в управляющую компанию “Мир” с просьбой прояснить, почему не перекроют воду. И что? Да ничего. Как уверяет собеседница, этот диалог повторяется практически каждый день. Более того, работники УК исправно приносят Кравченко квитанции об оказании услуг, в которых значатся и отопление, и горячая, и холодная вода. В итоговом требовании об оплате фигурирует ежемесячная сумма около трех тысяч рублей. 

…Фамилия брата Н. Б. Кравченко, погибшего в Афганистане, высечена на стеле города. Сама она около 30 лет трудилась на железнодорожном транспорте, в одной из котельных города. И вот теперь вместо заслуженного отдыха и благоденствия в социальном государстве (так в Конституции написано, не мы придумали) получает лишь угрозы по телефону, не надеясь, что кто-то из чиновников проникнется и поймет всю нелепость сложившейся ситуации, а поняв – поможет. Пришлось пенсионерке обратиться к юристу, который за 20 тысяч рублей составил заявление в городской суд.  Будем ждать и надеяться вместе с Надеждой Борисовной. А что еще остается?

Владимир Васильев

На снимках: разрушенный дома на улице Гагарина, Наталья Борисовна Кравченко в отчаянии.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here