Накануне Нового года в администрации Берёзовского городского округа состоялось заседание межведомственной комиссии, на которой рассматривался только один вопрос – о состоянии жилого фонда станции «Бирюлинская». Все дома этой так называемой «улицы» (три двухэтажных дома) были признаны аварийными и подлежащими сносу. С вытекающими отсюда последствиями: жителям должно быть предоставлено другое, равнозначное жильё (ст. 32 ЖК РФ).

Однако решение проблемы жильцам «бомжатников», как они сами называют свои дома, видимо, ждать придётся до морковкиных заговеней. Несмотря даже на то, что уже принято соответствующее решение. Почему? Это решение просто-напросто …запоздало. Принимать его нужно было ещё в начале 2019 года – готовясь к заседанию Коллегии администрации Кемеровской области, на которой должна была рассматриваться региональная программа по реформированию ЖКХ.

То заседание состоялось 29 марта, на нем и принималось решение о переселении граждан «многоквартирных домов, признанных до 01.01. 2017 в установленном порядке аварийным и подлежащим сносу или реконструкции на 2019-2024 гг.». Все муниципальные образования и городские администрации представили на рассмотрение Коллегии перечень своих домов, подлежащих сносу — Анжеро-Судженск, Ленинск-Кузнецкий, Полысаево, Киселёвск, Новокузнецк, Кемерово и т. д. Ни одна мэрия не забыла подготовиться к столь важному форуму, один только Берёзовский остался где-то в стороне.

А между тем по итогам рассмотрения был утверждён общий объём средств, необходимых для реализации жизненно важных изменений в жилищной сфере. Он составил 19 430 123 807,91 руб. Была утверждена специальная программа реформирования и для каждого городского округа в отдельности. В том числе были названы и основные источники финансирования — «Фонд содействия реформированию ЖКХ», областной и муниципальный бюджеты. Но Берёзовскому городскому округу, увы, отъём средств на переселение граждан из аварийного жилья не грозит – в вышеозначенном списке город не значится. Все шахтёрские муниципалитеты, нуждающиеся в срочном обновлении жилого фонда, там есть, а Берёзовского нет!

Возможно, произошло это по чьей-то халатности или равнодушию? Кто-то в городской администрации либо в области решил, что город молодой, и аварийного жилья здесь не должно быть в принципе? А оно было! Действительно, статус города Берёзовский получил в 1965 году, но его застройка началась много раньше, и аварийные дома, конечно же, «украшают» его улицы, как и в любом другом городе, где послевоенное жилье строилось с учетом советского минимализма. Немало здесь и ветхих строений, которые вскорости также прейдут в разряд аварийных.  

Впрочем, жителям кажется более приемлемой другая версия — то ли трагикомическая, то ли драматическая, а может, и криминальная: уже двадцать лет горожане не являются хозяевами своего города и не имеют права сами выбирать главу города. С завидным постоянством и ко всеобщему возмущению им его навязывают. Светлана Щегербаева – очередной временный вояжер, человек возникший как-бы «ниоткуда». По крайней мере, её никто в городе до появления в кресле городского головы не знал. Да и предыдущий мэр Дмитрий Титов не особо вникал в жизнь города и его особенности. А не зная толком наиболее болезненные или уязвимые точки в нем, как себя и своих подчиненных мобилизовать на их устранение?

В результате кто-то из них попросту «проспал» столь важный момент, способный в значительной мере оздоровить социальную обстановку. Не была активизирована работа межведомственной комиссии, и жители аварийных домов остались «на бобах». В том числе и обитатели самого аварийного жилья в городе – на улице «Станция Бирюлинская». Когда теперь дойдет очередь до сноса убитого «жилого фонда» железнодорожников и расселения людей, сказать сложно. Они не могут получить жильё даже через муниципалитет: там своих очередников, стоящих годами на учёте в жилищном отделе горадминистрации, хватает с лихвой.

Правда, сколько их всего в тех списках, сказать трудно. Оказывается, учет нуждающихся в улучшении жилья в этой самой очереди – большая тайна. Сразу оговоримся: не хочется верить, что жилищники и сейчас продолжают «дело» предыдущих коллег, которые нередко распоряжались государственными квадратными метрами по своему усмотрению – отдавали квартиры сотрудникам администрации, а не нуждающимся. Однажды об этом узнала одна из очередниц, ожидающая улучшения жилья 26 лет (!), и написала в Москву о том, как «распределяют» жильё в Берёзовском. В нем она даже привела список сотрудников администрации, улучшивших свои жилищные условия вне очереди. Удивительно, что факты подтвердились. Ещё удивительнее, что письмо «сработало» — женщине выделили двухкомнатную квартиру в новом доме.

Можно привести и другие примеры «честности» и «справедливости», творящейся в жилищном отделе городской администрации г. Берёзовский ещё не так давно. А учитывая состояние брошенных в одиночку выживать на железнодорожной станции и вспоминая всем известные поговорки «дурной пример заразителен» и «не быть в воде и не замочиться», поневоле начинаешь сомневаться в честности и нынешних сотрудников муниципалитета.

В том, что перед руководством городской администрации встал теперь трудноразрешимый вопрос о сносе домов на улице «Станция «Бирюлинская» и обеспечение проживающего там населения другим жильём, есть немалая вина и первого постперестроечного мэра. В середине девяностых он принял на городской баланс абсолютно всё ведомственное жилье, в том числе и от железнодорожников – на станциях «Бирюлинская» и «Барзас». А средств обслуживать его, особенно на станции «Бирюлинская», не было. Правда, приняв это жильё, город напрочь и надолго о нём забыл. Не вспомнили о проблемных домах даже тогда, когда была учреждена Муниципальная управляющая компания (МУК: создана, между прочим, чтобы обслуживать именно такое никому ненужное жильё). Как вскоре выяснилось, оно оказалось ненужным и директору МУК.

Неудивительно, что за пять последних лет это жильё пришло в ещё большую негодность, словно оно находится не в городе, а в заброшенной деревне. Вот что пишут в социальных сетях жители этого, с позволения сказать, «жилищного фонда»: «…Семь дней без воды… Замёрзла. Воду отключают каждый день на 2 часа даже в морозы. Воду подают с ЦОФ «Берёзовская». К городу мы не относимся…».

Эти откровения не для красного словца: все управляющие компании наотрез отказываются обслуживать разрушающиеся дома. По целому ряду причин: потому что здесь печное отопление, а в качестве канализации – выгребные ямы, потому что ремонтов здесь никогда не было… Люди одичали от столь «хорошей» жизни, и уже не верят в лучшее, в то, что когда-нибудь о них вспомнят и переселят в настоящие квартиры – пусть и не с ахти какими удобствами, но хотя бы с водой и центральным отоплением. Однако в городской администрации этого «лучшего» не обещают — нет средств.

Поневоле вспоминаются слова первого постперестроечного президента РФ Б. Н. Ельцина: «порядок во власти – порядок в стране». Он (порядок, то есть), вероятно, весь перетёк в Москву, которая стала уже безразмерной от непрекращающегося строительства и всяких там реноваций. Оттуда хорошо видно лишь движение эшелонов с углем, а вот как живут люди, его добывающие – нет, не просматривается. 

Валентина Цыбо

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here